«Благовест. По Святым местам Кубани и Крыма». Катерлезский Георгиевский монастырь

0
138

Вчера поздно ночью я вернулась из командировки в Керчь. Но до сих пор мне кажется, что там осталась важная часть моего сердца. Та, которая болит. Нет, не об оставленном морском прибое я тоскую, не о розовом и невыносимо марсианском Кояшском озере. Болит у меня о Катерлезском Георгиевском монастыре.

Послушница Нина каждое утро в 8.00 приходит в Храм. Наводит порядок, возжигает лампадки, протирает пыль с икон и следит, чтобы тем, чтобы всем, кто придёт сюда с 9 утра и до закрытия Храма, хватило свечей и листов для написания «записочек». Она делает не только это, но в жизнь послушницы слишком глубоко я не лезу, Нина давно разменяла девятый десяток, и любой труд для неё, по моему мнению, это подвиг. Сама послушница Нина так не считает, всех приходящих она внимательно выслушает, всех называет «дитятко», всем поможет, объяснит, подскажет как и кому молиться и расскажет как пройти к камню у которого столетия назад простому пастуху трижды было чудесное явление святого великомученика Георгия. «Идите самой широкой дорогой, — наставляет она, — и всё время вверх, там и дойдёте. А узкими тропиночками будете идти, так заплутаете, и самого святого-то и не найдёте». Я послушно киваю. Мне не нужно другое, я ищу главное. Послушница Нина показывает мне дешевенький буклет напечатанный на простой бумаге. Там в нескольких словах описана История святого места.

Всё как у всех: построили/разрушили/восстановили/опять разрушили. Основали на горе Катерлез монастырь, по преданию, монахи, сопровождавшие княгиню Ольгу в пути из Византии. Остались здесь, вырыли пещеры и соединили их подземными переходами. Кто-то из старожилов рассказывал, будто бы часть этих ходов сохранялась до середины 20 века, но во время Великой Отечественной от них не осталось и следа. Монастырь разрушали несколько раз. Дважды — в период, когда полуостров принадлежал Османской Империи. Третий раз — в 20-е годы прошлого столетия. Тогда монастырь был уже женским. Монахинь выгнали, здания отобрали в пользу Детского дома. Приют просуществовал считанные месяцы, беспризорники разбежались, а монастырь почему-то решили стереть с лица земли. Все храмы и жилые корпуса не просто снесли, постарались срыть даже фундаменты. Так, чтоб следа не осталось. Пытались уничтожить и камень, тот самый, на котором, по преданию, стоял когда-то святой великомученик Георгий. Камень несколько раз взрывали, планировали вывезти трактором, но техника отказывалась работать, взрывотехники разводили руками — казалось бы мягкая порода камня не хотела поддаваться никаким воздействиям. В конце-концов все оставили как есть.

Прошли годы… в начале 90-х Православной церкви (да и другим религиозным организациям) отдали здания, принадлежавшие им до национализации Советами. Катерлезскому Монастырю нечего было возвращать, кроме того-самого камня и выжженного солнцем участка земли, обезвоженного и истерзанного ветрами. Были на этой земле ещё и руины недостроенного колхозного конно-спортивного комплекса, заросшие бурьяном и превращенные в свалку для мусора со всех окрестных хуторов. На эти руины и пришли монахини. В их числе была нынешняя игуменья Феодосия. Сколько сил и трудов потребовалось,чтобы женскими руками под не стихающими ветрами в степи расчистить место от мусора, чтобы в здании конюшни устроить келии и Храм и возродить монастырь — только Бог и знает.

Когда я увидела как и чем живут сегодня Христовы невесты, то не смогла сдержать слёз. Солнце, постоянные изматывающие ветры и недостаток воды легко уничтожают любые труды шести (!!!) насельниц, старшей из которых вот-вот 90 лет, а младшей около 50-ти, и таких же немолодых трудников.

Здесь нет достопримечательностей, к которым везли бы автобусами туристов,только камень, к которому приходят редкие паломники. Случайному путнику не на что тут поглазеть, да и случайных в этой глухомани не бывает. У монахинь нет большого сада и огорода, на которых можно было бы что-то вырастить  мои продажи. Я вообще не понимаю как им удаётся выживать в таких обстоятельствах, сохранять силу духа и веру и продолжать созидание монастыря. Им очень нужна помощь. Любая. Рабочие сильные руки, стройматериалы, финансы, продукты. Всё. И я прошу вас об этом, друзья мои. Не верите мне — поезжайте и посмотрите сами. Матушка Феодосия рада каждому, номер её телефона есть в открытом доступе в сети.

Текст и фото подготовила Марина Попович, ведущая авторских программ радиостанции «Казак FM»