Господина и отца нашего…

0
287
Господина и отца
Митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор на амвоне храма в честь вмцц. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии с. Кросное Кущевского района

11 июня 2017 г. в Екатерининском кафедральном соборе по окончании Божественной литургии архиереи и духовенство Кубани, представители краевой и городской администраций, общественные деятели — все жители края поздравляли митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора с 30-летием управления Кубанской кафедрой.

В этот день мы на приходе в честь иконы Богородицы «Целительница» праздновали память святителя Луки Крымского, в честь которого освящен Престол малого храма.

Сегодня на Кубани много священнослужителей: монашествующих и белых, священников и диаконов, преклонных лет и совсем молодых воспитанников нашей семинарии — все мы за каждой литургией возносим свои недостойные молитвы о «господине и отце нашем Высокопреосвященнейшем Исидоре».

Моя первая встреча с владыкой митрополитом каждый день греет сердце. Полагаю, она была судьбоносной, потому что именно в тот день я всерьез задумался о поступлении в семинарию. Хотя был еще мальчишкой и от того с особым трепетом и каким-то благоговением, больше напоминающим боязнь высоты, ожидал встречи с «земным ангелом». Именно восприятие архиерея как «земного ангела» стало первым моим впечатлением, поселившемся в сердце благодаря рассказам настоятеля нашего сельского храма в честь святых великомучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии протоиерея Михаила Шимон.

— Приедет сам владыка? Настоящий? — словно ребенок, ждущий в новогоднюю ночь визит Деда Мороза с подарками, не отставал я со своими расспросами от настоятеля.

Белый клобук впервые в своей жизни я увидел с колокольни в видоискатель фотоаппарата, подаренного моим дедушкой-фотографом.

Во дворе стояли мама и отчим, а маленький брат следил выполнял «очень важное поручение» в алтаре — грел необходимый для освящения Престола воскомастих. Помню, как тогда старший иподиакон Андрей Небавский, будучи в сане диакона (ныне иерей Андрей Небавский, председатель комиссии по канонизации святых Екатеринодарской и Кубанской епархии), оценил выполнившего послушание Вовочку (имя моего брата) как «маленького серьезного человека».

Благодаря одной из фотографий, сделанных в тот день, мне довелось до окончания школы побывать на всероссийском фотоконкурсе в г. Самаре. В общем, не зная, что делать дальше с моим увлечением фотографией, решил идти в семинарию, заручившись благословением и молитвенной поддержкой отца Михаила (протоиерей Михаил Шимон) и отца Стефана (Кавтарашвили, ныне епископ Тихорецкий и Кореновский).

Вступительные экзамены в духовную школу возглавил сам митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор. То ли от трепета перед ним, то ли от страха, что меня не возьмут, я растерялся и даже не сразу смог назвать свое имя. Замявшись при ответе на один из вопросов я увидел, как владыка митрополит листает мое личное дело, а затем услышал: «А по русскому языку у него «пять» стоит, может возьмем?» — в доброй шутливой манере обратился он к членам приемной комиссии.

Сегодня вступительные экзамены я вспоминаю с улыбкой, да и уже будучи преподавателем той же семинарии с умилением смотрю на абитуриентов, судорожно листающих найденные конспекты перед прохождением решающего собеседования.

Во второй год обучения мне посчастливилось вспомнить навыки фотографа — на послушание к себе меня взял архимандрит Трифон (Плотников), тогда он нес послушание референта Высокопреосвященного митрополита. Так я стал чаще бывать на архиерейских богослужениях, знакомиться с духовенством епархии, и даже иногда общаться с владыкой Исидором.

За каждым годом обучения начинался новый. Мы с однокурсниками менялись, набирались знаний и опыта, кто-то обзаводился семьей. Владыка хранил постоянство: постоянство своей внимательности к нам-семинаристам, к епархиальному духовенству, многочисленным прихожанам и их нуждам, постоянство тепла, открытости и любви к богослужению.

В один из великопостных дней он подозвал меня к себе.

— Какой курс заканчиваешь? — коротко спросил митрополит Исидор.

Я ответил на его вопрос. Завершался второй или третий год моего обучения.

— Учишься хорошо?

— Стараюсь.

— А невеста у тебя есть?

— Да, владыка, есть, — смущенно ответил я.

— Надо же — и учиться старается, и невеста у него есть. А она хоть православная?

— Православная, в церковном хоре пела, богослужения посещает часто.

— А сейчас почему не поет? Чем занимается?

Тут я не знал, как отреагирует владыка на мой ответ и медлил. Аня (моя супруга) тогда училась в Адыгейском государственном университете, занималась исследованиями, тренировалась и участвовала в соревнованиях Дзю-До, некоторое время входила в сборную России.

Узнав ответ на заданный мне вопрос архипастырь на мгновенье задумался, а потом уточнил, имею ли я намерение на ней жениться. После моего утвердительного ответа владыка дал понять, что я могу далее заниматься своими делами.

Наша беседа на эту тему продолжилась через несколько дней.

— Знаешь, — начал он разговор при следующей нашей встрече — я вот думал над тем, чем занимается твоя Аня (стоит отметить, что у нашего митрополита феноменальная память). Не стоит будущей матушке тренироваться с парнями, пусть лучше подумает о духовном образовании, ведь супруга священнослужителя — его первый помощник в храме.

Переговоры с Аней и ее отцом были долгими, но в результате она перевелась учиться в Краснодар, занялась педагогикой, общественной деятельностью, несколькими социальными проектами.

Тогда юному уму завязать с делом, на которое потрачена бОльшая часть жизни (Дзю-До она занималась с семи лет) казалось катастрофой. Спустя годы мы понимаем, каким полезным оказался для нас тот совет Владыки Исидора.

Перед свадьбой мы вместе с еще одной парой пришли в Епархиальное управление на прием к правящему архиерею — просить благословения митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора на вступление в брак.

Подарок, который нам вручил владыка, немного удивил. На две пары он подарил один набор венчальных икон. Некогда недоумевающие юноши и девушки, сегодня за теплой беседой мы любим вспоминать тот подарок, который родил продолжающуюся по сей день дружбу нашей семьи с семьей клирика Ейской епархии иерея Никиты Ревякина.

После свадьбы мы продолжили обучение, готовились к защите выпускных работ и незадолго до окончания семинарии при очередной встрече с Главой митрополии я услышал фразу, вспоминая которую и сегодня мороз идет по коже. Владыка подозвал меня и негромко произнес: «Хочу рукоположить тебя в сан дьякона. Ты готов?!»

Я онемел. Сказать было нечего. Готов ли я был тогда?! Не знаю. Знаю лишь, что священный сан — это высокая честь, которой нельзя искать и тяжелое бремя, от которого нельзя отказываться.

«Как благословите…», — лишь после падения на пол скатившейся по моей щеке слезинки смог я вымолвить.

Дату хиротонии назначили на годовщину рукоположения митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора, а совершил ее архиепископ Майкопский и Адыгейский Тихон (тогда в сане епископа) в годовщину и своей хиротонии — только архиерейской — 7 апреля. Праздник Благовещения. Екатерининский кафедральный собор. Большое стечение народа. Возглас «Повелите». Возложение на меня архипастырских рук и восклицание «аксиос». Заботливые руки отца Владимира Кириченко (личный секретарь митрополита). повязывающие поручи на мои дрожащие запястья. Эмоции. Какие я испытывал эмоции?! Не знаю, помню лишь, что после хиротонии я каждый день проживал ради одной цели — причаститься Святых Христовых Таин за Божественной литургией.

После прохождения богослужебной практики мне сказали отдохнуть пару дней, пока правящий архиерей не определит место моего дальнейшего служения. Конечно, я переживал, молился — очень хотелось остаться в полюбившемся Краснодаре, с которым меня уже связывали так много событий и людей.

В день, когда мне должны были назвать приход, штатным клириком которого я должен стать, подошел к владыке митрополиту и спросил: «Ваше Высокопреосвященство, как благословите быть дальше? Где мне нести свое служение?»

Ответ стал для меня крайне неожиданным:

— Думаю рукоположить тебя в иерейский сан. Что скажешь?

— Благословите писать прошение? — полседовал мой ответ.

Спустя сравнительно немного времени после праздника Благовещения — в Родительскую субботу накануне праздника Святой Троицы, митрополит Екатеринодарский и Кубанский возложил на меня иерейский крест.

И вот уже наступил день всеобщего торжества Кубани — 30 лет владыка митрополит управляет Кубанской кафедрой.

В честь такого торжества хочется полежать всем собратьям-пастырям еще много лет иметь честь возносить у Престола Божия молитвы «о господине и отце нашем, Высокопреосвященнейшем Исидоре, митрополите Екатеринодарском и Кубанском»!

Клирик храма иконы Богородицы «Целительница» г. Краснодара, преподаватель кафедры Практических церковных дисциплин Екатеринодарской духовной семинарии, ответственный за взаимодействие со СМИ Екатеринодарской епархии иерей Вячеслав Клименко