Митрополит Исидор в моей жизни. Протоиерей Роман Цокур

0
249

Большое видится на расстоянии. Я думаю, что всем нам еще предстоит осознать масштаб нашего Владыки и как человека, и как священника, архиерея, и как отца для всех нас, потому что, размышляя о его жизни, смерти в отношении себя, я понимаю, что действительно это был отец, по крайней мере для меня. Когда я узнал о смерти Владыки, а это случилось в субботу, на следующий день я рассказывал об этом прихожанам и не мог сдержать слез. В моей жизни были смерти близких людей, но никогда я не думал, что так буду горевать о приснопамятном нашем митрополите.

Вспоминая наше общение с ним, поймал себя на мысли, что наше первое и последнее общение было при одинаковых обстоятельствах. В 1993 году со своим отцом я пришел на прием к Владыке, для того чтобы испросить благословление на поступление в семинарию. Последнее наше общение было незадолго до смерти Владыки. Мы пришли уже вместе с моим сыном, чтобы попросить благословление на поступление в духовную семинарию. Оба раза Владыка поразил своей учтивостью. То есть за эти годы, а между нашими первой и последней встречами прошло 27 лет, он нисколько не изменился. Он был учтив, мягок, я бы даже сказал, нежен по отношению как к светскому человеку, моему отцу, как к своему подчиненному, молодому священнику – то есть ко мне, так и к молодому человеку – моему сыну.

Также мы вместе с моей будущей супругой пришли просить благословления Владыки на брак. Он нас встретил в своем доме, провел к себе в кабинет, подарил нам икону «Призри на смирение», спросил, знаем ли мы, как она называется. А мы незадолго до этого были в Киеве в монастыре, в котором находится эта икона. Нам это показалось очень знаковым событием.

Еще раз повторю: Владыка был очень учтив и нежен по отношению к нам всем. У меня есть один эпизод, я думаю, очень редкий у нашего духовенства, когда Владыка прогневался. Когда я служил ключарём в Георгиевском храме г. Краснодара, на архиерейской службе во время пения «Символа веры» перед Евхаристическим каноном я случайно задел чашу – потир с вином, который должен был стать кровью Христовой. Владыка в таком огорчении сказал: «Вот ты балда». Это было воспринято не как какое-то порицание, а как отеческое наставление – очень мягко и заботливо. Разговаривая со многими светскими людьми самых разных рангов и до, и после смерти Владыки, я ни от кого не слышал какого-то осуждения или хоть тени сомнения в нашем Владыке. Все – ректор Кубанского аграрного университета, заслуженные работники медицинской сферы, другие начальствующие люди – говорили о нем с такой искренней любовью и сожалением, что такой человек нас покинул. То есть все его любили. Многое будет выясняться со временем о нашем любимом митрополите Исидоре. Царствие ему Небесное.

Протоиерей Роман Цокур, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница» при Кубанском Государственном аграрном университете