Благословение на подвиг

102

В этом году наша страна отмечает скорбную дату — 80 лет начала ­Великой Отечественной войны. В первый же день к пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви, а по сути ко всему народу, обратился Патриарший Местоблюститель митрополит Московский и Коломенский Сергий. Будущий Патриарх призывал всех сплотиться перед сильным и беспощадным врагом, стараясь пробудить в пастве историческую память и силу духа. О всех деталях событий, связанных с написанием и публикацией послания, «Журналу Московской Патриархии» рассказал главный архивист Центрального государственного архива Санкт-Петербурга доктор исторических наук Михаил Шкаровский (№ 6, 2021, PDF-версия).

«Включите радио! Война!»

Годы Великой Отечественной войны стали тем уникальным периодом в советской истории, когда подавляющее большинство верующих жителей СССР поддержало правительство страны, проявив глубокое чувство патриотизма и желание отстоять свою Родину от нацистских захватчиков. Это произошло несмотря на то, что религиозные организации в Советском Союзе подвергались длительное время сильнейшим репрессиям, достигшим своего пика в конце 1930-х годов. Правда, к 1940-м годам сталинское окружение, в основном под влиянием внешнеполитических обстоятельств, уже отказалось от запланированного полного уничтожения Церкви в стране. Однако ее положение оставалось по-прежнему трагичным — множество запретов опутывало со всех сторон, сотни священников томились в тюрьмах и лагерях. Подавляющее большинство районов страны к лету 1941 года оказалось вообще без действующих храмов, а ведь согласно переписи 1937 года более половины населения считали себя верующими.

Двадцать второго июня 1941 года, в день Всех святых, в земле Российской просиявших, Германия напала на Советский Союз. Казалось бы, начавшаяся вой­на должна была еще сильнее обострить существовавшие противоречия между государством и Церковью. Однако этого не произошло. Складывавшиеся веками национальные и патриотические традиции Русского Православия оказались сильнее обид и предубеждений. Несмотря на духовную несвободу, гонения (можно вспомнить, что в конце 1930-х годов планировался и арест Патриаршего Местоблюстителя митрополита Московского Сергия), верующие приняли самое активное участие в борьбе с агрессором.

По традиции в праздник Всех святых, в земле Российской просиявших, митрополит Сергий (Страгородский) служил утреннюю Божественную литургию в кафедральном Богоявленском соборе в Елохове. О нападении на СССР владыка узнал, вернувшись после Литургии, завершившейся около десяти часов утра, в свою скромную резиденцию — небольшой деревянный домик в Бауманском переулке. Встречавшиеся в некоторых современных публикациях утверждения о том, что владыка Сергий написал свое послание еще до начала совершения Литургии и огласил его с амвона после окончания богослужения в соборе, опровергаются свидетельствами очевидцев. Келейник митрополита Сергия архимандрит Иоанн (Разумов) писал: «Святейший узнал об этом [начале войны], когда после службы вернулся из кафедрального собора».

Зоя Вениаминовна Пестова, жена проректора Московского химико-технологического института и известного богослова Н.Е. Пестова, вспоминала: «Начало войны застало нас в Москве. Накануне, в субботу 21 июня, я была у всенощной в Елоховском (Богоявленском) соборе. Служил отец Николай Колчицкий. Служил и плакал, а после окончания богослужения сказал, обратившись к народу, что завтра утром будет отслужена последняя Литургия, после чего храм закрывается и ключи сдаются в исполком. Дома я с плачем рассказала Николаю Евграфовичу о том, что узнала. Лицо мужа стало еще более серьезным. Он тяжело вздохнул, перекрестился и сказал: «На все Божия воля». Ночью он долго молился, стоя на коленях перед шкафом с иконами… На другой день [22 июня] рано утром я уже была в храме. Народу было немного. Все стояли грустные и печальные. После окончания Литургии все ждали, что вот сейчас придут представители власти и собор будет закрыт. Но никто не приходил. Постепенно все стали расходиться. Ушла и я домой. Дома стала собирать вещи и продукты, чтобы ехать на дачу… Внезапно с лестничной площадки раздался шум. В дверь стучала соседка: «Зоя Вениаминовна! Включите радио! Война!»».

Послание Патриаршего Местоблюстителя

В полдень 22 июня по радио прозвучала речь заместителя председателя Совнаркома и наркома иностранных дел В.М. Молотова с ­сообщением о вероломном нападении фашистской Германии на СССР, завершившаяся знаменитыми словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Узнав о начале войны в своей резиденции, вероятно, из речи Молотова, Патриарший Местоблюститель сразу же молча удалился к себе в кабинет, где написал и собственноручно отпечатал на машинке свое знаменитое «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», в котором призывал православный русский народ встать на защиту Отечества. Это было в тот момент, когда многие государственные и партийные руководители пребывали в растерянности: И.В. Сталин смог обратиться к народу только 3 июля, на одиннадцатый день после начала вой­ны. О каком-нибудь давлении властей на Патриаршего Местоблюстителя при написании им первого военного послания говорить не приходится. «Невзирая на свои физические недостатки — глухоту и малоподвижность, — вспоминал позднее архиепископ Димитрий (Градусов), — митрополит Сергий оказался на редкость чутким и энергичным: свое послание он не только сумел написать, но и разослать по всем уголкам необъятной Родины».

В послании говорилось: «Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью родины, кровными заветами любви к своему отечеству. Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге пред родиной и верой и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы, православные, родные им и по плоти, и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства…»

В своем обращении владыка Сергий нигде не упомянул ни Советский Союз, ни его правительство. Он писал: «В последние годы мы, жители России, надеялись, что пожар войны, охвативший едва не весь мир, не коснется нашей страны…» (в этих словах можно найти упрек советским властям, еще в начале лета 1941 года уверявшим, что войны не будет). Местоблюститель Патриаршего престола призывал священников не оставаться молчаливыми свидетелями и тем более не предаваться «лукавым соображениям» о «возможных выгодах» по другую сторону фронта, что было бы, по его словам, «прямой изменой Родине и пастырскому долгу». Понятно, что после страшных репрессий сталинского режима у некоторых священнослужителей могли появиться подобные мысли.

Митрополит Сергий призвал всех вспомнить святых вождей русского народа: Александ­ра Нев­ского, Дмитрия Донского, «полагавших свои души за народ и родину», как и «неисчислимые тысячи простых православных воинов». Таким образом, в воззвании Патриаршего Место­блюстителя было предвосхищено обращение И.В. Сталина к святым русским князьям в более поздней ноябрьской речи 1941 года. Послание митрополита Сергия заканчивалось горячим призывом: «Положим же души своя вместе с нашей паствой. Путем самоотвержения шли неисчислимые тысячи наших православных воинов, полагавших жизнь свою за Родину. Они умирали, не думая о славе, они думали только о том, что Родине нужна жертва с их стороны, и смиренно жертвовали всем и самой жизнью своей. Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Господь дарует нам победу!».

Послание, несомненно, имело исторический характер. Это был однозначный призыв Предстоятеля Русской Православной Церкви к своей многомиллионной пастве проявить патриотизм и в словах, и в делах. Архипастырское послание указало тот путь, которым должна идти Церковь, разделяя со своим народом все трудности и невзгоды. Оно было размножено на ротаторе и разослано по всем немногим сохранившимся приходам страны, где зачитывалось настоятелями с амвона прихожанам после богослужений. Следует учесть, что по советским законам того времени, запрещавшим Церкви всякую деятельность, кроме богослужебной, а тем более вмешательство в политические и государственные вопросы, этот поступок формально был наказуем. Правда, по некоторым сведениям, послание, составленное 22 июня, советские власти разрешили зачитать лишь 6 июля, через три дня после выступления И.В. Сталина.

Позднее этот исторический документ был опубликован в двух официально изданных сборниках: «Правда о религии в России» (М., 1942) и «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война. Сборник церковных документов» (М., 1943), которые распространялись в значительной степени за границей — в странах антигитлеровской коалиции. Ротаторные экземпляры послания от 22 июня 1941 года с автографом митрополита Сергия, присланные в различные епархии, сохранились во многих областных и городских архивах России, например в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга.

Сила слова

Послание Патриаршего Местоблюстителя, несмотря на опасность жестокого наказания, активно распространялось и на оккупированной нацистской Германией территории ­СССР. Несколько священнослужителей погибли в связи с этим от рук оккупантов. Так, в сводке службы безопасности Германии от 5 декабря 1941 года говорилось, что 7 ноября в Киеве под председательством митрополита Алексия (Громадского) проводилось собрание духовенства Автономной Украинской Православной Церкви с участием 49 священников, двое из которых были изобличены как советские агенты, у них нашли и воззвание митрополита Сергия. Арестованных настоятеля Николо-Набережной церкви архимандрита Александра (Вишнякова) и настоятеля Байковской кладбищенской церкви Киева протоиерея Павла Остринского нацисты расстреляли за распространение воззвания в ноябре 1941 года, а с остальных взяли подписку о неучастии во враждебной Германии работе.

В докладе протоиерея Александра Архангельского митрополиту Ленинградскому Алексию (Симанскому) от 13 июля 1944 года говорилось, что во время оккупации Крыма протоиерей кладбищенской церкви г. Симферополя Николай Швец зачитал прихожанам антифашистское воззвание Патриаршего Местоблюстителя мит­рополита Сергия (Страгородского), распространять которое среди верующих помогал диакон Александр Бондаренко. «Их патриотический подвиг поддержал старец Викентий, бывший обновленческий епископ… Все они были расстреляны немецким гестапо… о. Н. Швеца обвиняли еще в том, что он крестил евреев».

Через четыре дня после начала войны, 26 июня, в Богоявленском соборе митрополит Сергий отслужил молебен «О даровании победы». С этого времени во всех храмах Московского Патриархата стали совершаться подобные молебствия по специально составленному тексту «Молебен в нашествии супостатов, певаемый в Русской Православной Церкви в дни Отечественной войны».

В проповеди, произнесенной Патриаршим Местоблюстителем после молебна 26 июня, также содержалось прямое указание на то, что положение в СССР перед войной было неблагополучно: «Пусть гроза надвигается. Мы знаем, что она приносит не одни бедствия, но и пользу: она освежает воздух и изгоняет всякие миазмы. Да послужит и наступающая военная гроза к оздоровлению нашей атмосферы духовной… Мы уже видим некоторые признаки этого очищения».

Так началось активное участие Русской Православной Церкви в патриотической борьбе. В речи на Архиерейском Соборе 1943 года мит­рополит Сергий, вспоминая июнь 1941-го, говорил: «О том, какую позицию должна занять наша Церковь во время войны, нам не приходилось задумываться…».

Получив послание Патриаршего Местоблюстителя, Ленинградский митрополит Алексий (Симанский) сразу же сделал его достоянием всех православных города. Послание зачитывалось в храмах Северной столицы, и люди уходили на фронт как на подвиг, благословленный Церковью. А 26 июля митрополит сам написал обращение к верующим и духовенству «Церковь зовет к защите Родины». Отмечая горячий отклик ленинградцев на послание Патриаршего Местоблюстителя, владыка Алексий поддержал инициативу приходских советов и многих верующих по оказанию помощи обороне страны.

Послание митрополита Сергия от 22 июня 1941 года вызвало ответные патриотические чувства со стороны его многомиллионной паствы. В письмах в Московскую Патриархию верующие и приходские священники сообщали о проводимых в храмах сборах денежных средств, облигаций, предметов из драгоценных металлов, разнообразных вещей, которые передавались ими на нужды фронта и тыла, в помощь раненым бойцам и семьям красноармейцев. Уже с лета 1941 года большинство приходов страны начали сбор денежных пожертвований и ценных предметов в фонд обороны, хотя всецерковный призыв «трудами и пожертвованиями содействовать нашим доблестным защитникам» мит­рополит Сергий огласил 14 октября.

На эти средства строились танковая колонна «Димитрий Донской», эскадрильи (от 8 самолетов в каждой) «Александр Невский», «За Родину» и т. д. По подсчетам Московской Пат­риархии, к лету 1945 года было собрано более 300 млн рублей, не считая драгоценностей, вещей и продуктов (танк Т-34 стоил в 1942 году 193 тыс. рублей).

Всего за годы войны Патриарший Местоблюститель, а затем Святейший Патриарх Сергий обращался к верующим с патриотическими посланиями 24 раза, откликаясь на все основные события в военной жизни страны. Послания главы Русской Православной Церкви не только призывали русский народ сплотиться для борьбы с фашистами, но и разъясняли позицию Церкви по отношению к захватчикам и войне в целом, независимо от положения на фронте и т. д. Однако самым важным из всех посланий владыки Сергия, определившим позицию Церкви в первый день Великой Отечественной войны, было его искреннее и взволнованное воззвание от 22 июня 1941 года.

Запись концерта творческих коллективов Екатерининского собора «Наш Бессмертный полк»