Священномученик Димитрий Легейдо, пресвитер Геленджикский

37

День памяти: 23 марта, 28 сентября (Собор святых Кубанской митрополии)

Священномученик Димитрий родился 26 октября 1880 года в селе Большие Сорочинцы Полтавской губернии в семье казака Константина Легейдо. Успешно занимаясь торговлей, Константин Легейдо приумножал земное имущество. Но Дмитрия не привлекала торговля, и он, как купец, ищущий драгоценной жемчужины, выбрал своим поприщем служение Богу. В 1904 году Дмитрий окончил Тифлисскую духовную семинарию и был рукоположен во диакона в храм села Нины Ставропольской губернии, а затем – во священника и служил в храме станицы Неберджаевской Кубанской области.

В 1918 году Кубань стала ареной ожесточенных боев Гражданской войны, развязанной большевиками против русского народа. Во время пребывания в станице Неберджаевской белых, был арестован и осужден на смерть один из красноармейцев; когда его уже повели на площадь, чтобы казнить, отец Димитрий вступился и спас ему жизнь. При власти белых священник регулярно передавал продукты заключенным красноармейцам.

В августе 1931 года отец Димитрий был назначен в Вознесенский храм города Геленджика. Своей активной пастырской деятельностью и проповедями он вскоре привлек внимание ОГПУ. 21 апреля 1932 года святой был арестован по обвинению в антисоветской религиозной деятельности, которую он направлял против мероприятий советской власти. В мае 1932 года сотрудники ОГПУ допросили местных жителей, после чего были устроены очные ставки свидетелей со священником.

По словам свидетеля, святой якобы говорил: «Не было бы колхозов, не было бы тех мучений, какие есть; над народом издеваются, но скоро будет Суд, который потрясет мир… Служители Христа переносят большие мучения и издевательства, но скоро будет Суд, который будет судить мир…». Выслушав на очной ставки показания, отец Димитрий сказал: «Разговора в таком духе не было. О прославлении Христа разговора не отрицаю, но что не было бы колхозов, не было бы мучений, и что коммунисты посланы за грехи, я не говорил. Разговора о том, что служители Христа переносят большие мучения, не было, но не отрицаю, чтомог быть разговор, что мы подвергаемся насмешкам».

После очных ставок следователь снова допросил священника, и отец Димитрий сказал: «Виновность свою в предъявленном мне обвинении я отрицаю, хотя и не отрицаю, что временами неудовольствия с моей стороныбыли. Большей частью эти неудовольствия сводились к материальным вопросам. Предъявленные мне свидетельские показания я частично признаю – в частности, разговор о прославлении Христа, о том, что чем больше грешат люди, тем строже будут наказываться. Но часть разговоров была неправильно понята.Преднамеренной антисоветской агитации против власти я не вел, и о том, что нужно выходить из колхозов, чтокоммунисты будут стоять перед Страшным Судом, я не говорил».

Областное начальство ОГПУ потребовало от местных сотрудников допросить еще ряд свидетелей, чтобы доказать наличие контрреволюционной организации. После допросов местные сотрудники ОГПУ написали: «Препровождая дополнительный следственный материал и справку по делу Легейдо, сообщаем, что выявить наличие антисоветской группировки путем допросов предлагаемых вами лиц не удалось. Все допрошенные являются дряхлыми стариками и старухами и ценных данных в процессе допроса не дали».

Одна из дополнительно допрошенных свидетельниц показала: «Были случаи, когда я делилась с нимсвоим горем, как например, у меня забрал фининспектор… буфет, стол, зеркало и другие домашние вещи… Отец Димитрий, утешая меня, сказал: “Не отчаивайтесь, молитесь и терпите, все это земное, нужно думать больше о загробной жизни”. В то время, когда на праздниках я у него встречала прихожан, то обычно те пили чай, пели и вели разговоры… о внутренней жизни каждого».

28 ноября 1932 года особое совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Димитрия к трем годам ссылки в Казахстан, он был сослан в Чимкент, где работал инкассатором-счетоводом.

11 сентября 1937 года власти арестовали священника, он был заключен в чимкентскую тюрьму. 14 сентября святой был допрошен и на вопрос следователя, участвовал ли он в контрреволюционной деятельности и признает ли себя виновным, ответил, что ни в какой антисоветской деятельности не участвовал.

19 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила священника к десяти годам заключения в концлагерь, и 21 января 1938 года он прибыл с алма-атинским этапом в 10-е отделение Бамлага. 13 марта начальник 1-й колонны, к которой был приписан отец Димитрий, и помощники по труду и культурно-воспитательной работе составили на него характеристику, в которой написали, что со дня своего прибытия в лагерь тот не выходил на работу, является злостным отказчиком и воспитанию не поддается.

15 марта был допрошен лжесвидетель, который показал, что отец Димитрий был злостным отказчиком от работы и вел антисоветскую агитацию. Самого священника при этом ни разу не допросили. 31 марта 1938 года тройка НКВД приговорила отца Димитрия к расстрелу, но расстрелять его уже не могли – 23 марта 1938 года священномученик скончался и был погребен в безвестной могиле.