Мнение юриста о законопроекте семейно-бытового насилия

0
234

На сайте храма Рождества Христова г. Краснодара опубликована статья о законопроекте семейно-бытового насилия, подготовленная полковником юстиции И. Г. Сенгеровым

Законодательство любого государства, в том числе Российской Федерации, в большинстве случаев закономерно формируется в результате «естественного процесса», то есть исходя из конкретно складывающихся правовых, социальных, экономических, политических и т.д. процессов. Как правило, тот или иной нормативно-правовой акт (далее – НПА) принимается в связи с потребностью, возникшей в жизнедеятельности общества или государства.

При этом в процессе развития общественных отношений законодательство корректируется путем внесения поправок в уже действующие НПА. Необходимость принятия абсолютно новых федеральных законов, формирования нового института в системе законодательства возникает лишь в тех случаях, когда эволюция развития общественных отношений порождает иное, не регулируемое уже принятыми НПА, социальное или политическое явление.

Превентивная и карательная функции законодательства Российской Федерации достаточно развиты и покрывают все сферы жизнедеятельности общества и государства. Во всяком случае, сфера юридической ответственности полномасштабно охватывает проявление всех форм насилия в отношении любого лица, независимо от его социального положения. На фоне изложенного возникает вопрос, чем обусловлена необходимость выделения в отдельный пласт законодательства такое понятие как «семейно-бытовое насилие»?

Ответов может быть два: либо различные формы насилия внутри семьи приобрели массовый характер и необходимо принимать меры по спасению самого существования понятия «семья», либо данная законодательная инициатива преследует иные латентные цели, которые пока не оговорены.

Объективно и предметно можно оценить только первый вариант ответа на поставленный вопрос. Исходя их общедоступной информации, публикующейся в открытых источниках, а также статистических данных, получаемых в правоохранительных органах, однозначно выделять массовость и закономерность проявления насилия в семьях нет никакого основания. Внутрисемейные (бытовые) конфликты, влекущие необходимость привлечения виновных лиц к уголовной, административной или гражданской ответственности, имелись на протяжении всего периода статистического наблюдения и до этого.

Правильнее в данном случае заявить, что проявления различных форм насилия в семье имелись со времен первобытных семей. Но никогда никому не приходила мысль выделять такие формы правонарушений в отдельную сферу законодательства. Тем более, что, в частности, в законодательстве РФ ответственность за любые формы насилия, в том числе внутрисемейные, предусмотрена и применяется путем привлечения виновных лиц судами общей юрисдикции на основании соблюдения принципов состязательности сторон и презумпции невиновности. Таким образом, можно сделать вывод об отсутствии оснований для выделения как отдельной формы насилия именно «семейно-бытовой».

Рассмотреть ответ на второй вопрос без высказывания предположений не представится возможным. Между тем, не отвечая на этот вопрос, но относясь в связи с его наличием критически к самой законодательной инициативе необходимо ответить ряд юридических коллизий.

Статья 2 проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» дает понятие такому насилию как умышленному деянию, причиняющему или содержащему угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащему признаки административного правонарушения или уголовного преступления. То есть, делается попытка законодательно выделить и обособить такое понятие насилия, которое бы не подпадало под понятие правонарушения или преступления.

Таким образом, изначально закладывается нарушение требований части 2 статьи 54 Конституции РФ, согласно которой «никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением», и, как следствие,статьи 15 Конституции РФ, устанавливающей, что законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ.

Не вдаваясь в иные множественные факты противоречия указанного проекта закона нормам действующей Конституции РФ, можно констатировать, что принятие Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» не только нецелесообразно, но и деструктивно с точки зрения соблюдения прав и свобод граждан России, а также противозаконно с относительно тотального попирания норм Основного закона России.